СИАМАНТО И ХАДЖЕЗАРЭ - ГЛАВА ВТОРАЯ

Индекс материала
СИАМАНТО И ХАДЖЕЗАРЭ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ГЛАВА ВТОРАЯ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Все страницы



ГЛАВА ВТОРАЯ


1

Зима прошла, цветет весна, томления полна,
Не снег, а лебедей несет озерная волна.
Кочевник о любви поет, поднявшись в горы вновь.
Земля, и звездный небосвод, и солнце — все любовь.
Любовь умершая встает, глаза-цветы подняв,
Любовь бессмертная цветет в венце из роз и трав.
Один пастух Сиаманто от родины вдали
Тоскует по живой красе отеческой земли,
О девушке Хаджезарэ скорбит Сиаманто, —
То бродит по Вараг-горе, стреляя дичь, а то
С кочевниками на Бингель восходит, ждет вестей.
Никак не может позабыть возлюбленной своей.
Но птицы не поют о ней, не говорит родник,
И он не верит, что родник от слез ее возник.
«Недаром, видно, с тон весны прошло семь долгих лет.
Она — дочь бека. До меня давно ей дела нет, —
Вздыхал скиталец. И не раз, один в ночной тиши,
Свирели страстной поверял тоску своей души:

«Там, в родимой стороне,
Розы дышат в сладком сне.
Мне весна зимы не краше.
Я не радуюсь весне.

Нет горы моей родной,
Нет овец моих со мной,
Нет со мной моей любимой,
Больше нет весны весной»,

Рыдала скорбная свирель у пастуха в руках
О том, что лучшие мечты судьбой разбиты в прах,
Звучала песня пастуха все горше и грустней,
И звери дикие в горах прислушивались к ней,
А ветер песню разносил и повторял вдали,
И как-то раз олень и лань на звук ее пришли.
Внизу, в ущелье, под горой стоят, окаменев,
Как будто их зачаровал властительный напев.
И натянул Сиаманто тугую тетиву,
Но вспомнил давний сон... И лук роняет на траву.
«Лань быстроногая, твоей завидую судьбе.
Тебе ни в чем запрета нет, и нет преград тебе».
Свирель стонала, слезный ток бежал ему на грудь.
До света он решить не мог, куда направить путь.

«Есть много путей. Все земные пути
Приводят куда-нибудь.
А мне, скитальцу, куда идти?
Кто мне укажет путь?

Где счастье мое, на пути каком?
Созвездья, скажите мне!
Я гибну без милой в краю чужом.
Сердце мое в огне».

Недобрый сон терзал всю ночь скитальца-чабана:
Хаджезарэ любимая с другим обручена.
колдунья-ночь порою нас морочит лживым сном,
Но звезды истины подчас заискрятся и в нем.
И оседлал коня чабан, и, как в тяжелом сне,
Семь дней и семь ночей скакал на взмыленном коне.

«Ветер летучий,
Дай крылья коню!
Птицы и тучи,
Я вас догоню!
Дай мне дорогу,
О каменный край!
Скалами лога
Не преграждай!
Еду за милой
Врагам на беду
Или могилу
Себе найду».
И, наконец, завидел он родник свой дорогой,
И манит чабана Сипан отеческой рукой:
«Где пропадал, скиталец мой?» —
лепечет ветерок.
Ван перед ним — как синий глаз, а остров Круц — зрачок.
Вот девушки над родником пестреют, как цветник,
Но розы — нет, и острый меч в грудь пастуха проник,
Он к Цовасару держит путь — нигде любимой нет.
О вести встречных молит он, но все молчат в ответ.

И кто поведает ему — что с ней и где живет?
Разбойником Сиаманто на родине слывет;
Расскажешь про Хаджезарэ — прогневается бек...
Эй, слишком поздно ты пришел, несчастный человек!

«О люди, скажите, кто видел из вас
Глаза, что я так люблю?
Я кинусь в пучину любимых глаз,
Тоску свою утолю».
И кланялись ему цветы, и плакали о нем,
А сердце неутешное тревога жгла огнем.
Смеркалось. Он спустился в дол. В селенье перед ним
Печальный вечер не спеша свивал лиловый дым.
Одна старуха в эту ночь дала ему приют.
Он пробудился на заре — и слышит: в бубны бьют,
И весело звучит зурна.

«Что там случилось, мать?
То словно ветер шелестит, то нет его опять».
«А что сказать тебе, сынок. Пирует Зарех-бек.
Он дочку замуж выдает, а та бледна как снег,
Дрожит под шелковой фатой и слезы льет ручьем,
Все не забудет, бедная, о пастухе своем.
Не взял жестокосердный бек Сиаманто в зятья,
И плачет роза день и ночь и кличет соловья».
И снял чабан с руки кольцо, горят его глаза,
Как будто на его лицо надвинулась гроза:
«Ступай на свадьбу и скажи: пусть в руку будет сон.
Кольцо невесте передай, ее отцу — поклон».
Взяла старуха кишмиша, насыпала в платок,
А вместе с кишмишом кольцо вложила в узелок
И понесла надежды знак невесте в дар... И вот
Один сидит Сиаманто, в тревоге вести ждет.


2

Пленяет взоры Цовасар, светла Сипан-гора,
Над Ваном высятся они, как два больших шатра.
На горном склоне, где родник долину пересек,
Шатер, как бурку черную, раскинул Зарех-бек.
Играют свадьбу на горе, пируют гости всласть,
Там лань-бедняжку отдают убийце-тигру в пасть.
Не слышно в шуме лая псов, у бека мутен взор...
Старуха, не таясь, вошла к пирующим в шатер.

«Льются вина, длится пир,
Беку мир принадлежит.
Как ягненок, рабский мир
У него в ногах лежит».
Так пели гости, захмелев, и пили до утра,
И не глядели, кто вошел, кто вышел из шатра.

«Дочка бека, брось стыдиться,
Выйди, выйди, песню спой!
Молодица —
Смуглолица,
Точно персик золотой.
Песню спой за чашей пенной!
Твой жених — Азиз бесценный.
Между беков — бек Азиз,
Как средь гор — гора Масис.
За тебя недаром дали
Ровно тысячу овец,
Меньше стоишь ты едва ли.
Пусть не ведает печали
Досточтимый твой отец!
Азиз-бека ты достойна.
Стан твой, точно тополь стройный.
Подойди и рядом стань!
Ты — звезда кочевий горных —
На веселье наше глянь!
Тысячу овец отборных
Молодая стоит лань!»
Веселье шумное кипит, как мутный ток вина,
Плакучей ивою грустит Хаджезарэ одна.
Ей чашу красного вина коварный рок поднес,
И потемнело дочерна вино от горьких слез.
Хаджезарэ из-за стола встает, едва дыша,
Но все еще надеждою живет ее душа.
«Семь долгих лет не вижу я тебя, мой дорогой.
Ужель поет свирель твоя для девушки другой?
Овец крадешь и раздаешь, — так говорит отец.
Что ж азизбековых овец не тронешь, удалец?
Бесстрашно ты для бедняков пустился на грабеж.
Так что ж за мною не придешь, меня не украдешь?

Песня твоя семь печальных лет
У меня на устах.
Срезанной розы поблекший цвет
У меня на устах.
Если и вправду разбойник ты —
Увези меня.
Имя твое — слаще звука нет —
У меня на устах.

Взял бы ты меня, милый, к себе на грудь, —
Я в себе не вольна.
Обручат, увезут меня в дальный путь, —
Я в судьбе не вольна.
Завтра будет уж поздно меня вернуть, —
Я в себе не вольна.
Станет черным замком брачный мой обет
У меня на устах».

Был пьяным гулом заглушен ее любви призыв.
Так море бурное ручей вбирает, заглушив.
Невесты шелковый наряд был красен, словно мак,
А в сердце трепетном ее сгустился черный мрак.
Лежала горьких слез роса на розах губ и щек,
Лишь поцелуй Сиаманто их осушить бы мог.
Склонила голову она в кругу хмельных гостей,
И вдруг, откуда ни возьмись, старуха перед ней.
Вручает ей подарок свой и шепчет на ушко:
«Желаю счастья, милая, — оно недалеко!»
Развязывает узелок невеста не спеша,
Глядь — как луна меж звезд — кольцо блестит из кишмиша.
И сердце у Хаджезарэ забилось горячо,
И клонится она без чувств старухе на плечо.
Спешит старуха заслонить бедняжку поскорей,
Невесте гладит жаркий лоб, воды подносит ей.
Пришла в себя Хаджезарэ:
«Скажи мне правду, мать,
Того, кто дал тебе кольцо, увижу ли опять?
Скажи, быть может, это знак и в дальней стороне
Не хочет больше милый мой и думать обо мне?»
Старуха смотрит на нее с улыбкой на устах:
«В селенье нашем он сейч’ас, он у меня в гостях.
Проведал — замуж ты идешь, померк орлиный взор,
Знать, эта весть ему была как смертный приговор».
И говорит Хаджезарэ:
«Печален мой удел.
Я за немилого иду: отец того хотел,
Уже не первую жену волк Азиз-бек берет.
Неужто в логово его войду я в свой черед?
Скажи тому, кто дал кольцо: Хаджезарэ твоя
Семь долгих лет тебя ждала, потоки слез лия,
Скажи ему, что срок настал, — на утренней заре
К могиле матери своей пойдет Хаджезарэ.

Пускай спешит на Цовасар, пускай летит ко мне
Избранник мой, охотник мой на резвом скакуне».

Идет посланница домой, торопится принесть
Душе, измученной тоской, целительную весть.


3

На Цовасар спустилась тень, и ветер при луне
Качает ночи колыбель в прохладной тишине.
Безмолвны горные хребты, и в призрачные сны
Селенья, крепости в горах, шатры погружены.
Лишь звезды в этот час не спят, они во мгле ночной
Сошли на лоно озера испить воды земной.
Дышала сонная земля благоуханьем трав,
Иль то любимая вдали дышала, задремав?
И в эту ночь Сиаманто средь чуткой темноты
Свою возлюбленную ждал у гробовой плиты
И думал:
«Мать в могиле спит, и плачет сирота,
По воле коршуна-отца в темнице заперта.
Весь мир в оковах, но любовь все цепи разобьет».
И, по возлюбленной томясь, Сиаманто поет:

«Зарех-бек обманул народ:
Вором честный чабан слывет.
Век свою красавицу дочь
Пожелал обменять на скот.

Хочешь зятем зваться моим —
Заплати богатый калым.
Нет овец у Сиаманто,
Нищ пастух и горем палим.

Пусть я черствому хлебу рад,
Я любовью зато богат.
Иль не стоит моя любовь
Азизбековых тучных стад?»
Он ждал красавицу свою, как ждут луну в ночи,
Но только утренней звезды увидел он лучи.
На камень сел Сиаманто, и овладел им сон.
Семь дней пастух провел в пути, и был он утомлен.
Семь дней и семь ночей летел на скакуне стрелой,
Был конь измучен, как его хозяин удалой.
И вот, едва коснулась ночь его горящих век,
Забылся сном Сиаманто, ведь был он человек.
И освежало жаркий лоб дыханье ветерка,
Как будто гладила его возлюбленной рука.
С умершей матерью во сне Хаджезарэ пришла.
Сказала мать:
«Возьми ее на быстрые крыла,
Умчи мою Хаджезарэ высоко на Сипан!»
Осталась дочь, а мать ушла, растаяв, как туман.
Цветок с волшебного куста Сиаманто сорвал,
На огненного сел коня и прянул выше скал.
Над синим Ваном скачет конь и рвется в высоту,
Летят они с Хаджезарэ по лунному мосту.


4

Как бурку, скинул Цовасар ночные облака,
Но крепко спал Сиаманто под шепот ветерка.
А ветерок твердил:
«Вставай, скорей вставай! Вот-вот
К тебе нагорною тропой любимая придет!».
А он с возлюбленной летел на огненном коне,
Над Ваном проносился он в своем волшебном сне.
Выходит солнце красное из дымных ванских вод.
Его берет Авахорик и на плечо кладет,
Потом его несет Вараг, а после — Цовасар

Берет на мощное плечо красногорящий шар
И на Арнос кладет. И вот — на утренней заре
По склону девушка идет к могиле на горе.
И точно алый горный мак горит ее наряд,
На красный подвенечный шелк накинут черный плат.

«Я иду по тропе,
Любовь тая,
Словно в бреду.
Не узнаешь и ты,
О тропа моя,
Куда иду.
Мой любимый придет
На страстный зов,
Встретит меня.
Я услышу сейчас
Серебро подков
Его коня».
Тропой спешит Хаджезарэ, уйдя от зорких слуг,
От шумных свадебных гостей, докучливых подруг.
Вдруг — видит: спит Сиаманто, и вздрогнула она,
И сыплет молнии из глаз, печальна и гневна.
«Вот какова его любовь! Он видит сладкий сон,
Хотя своей Хаджезарэ и не дождался он.
Кто любит, тот не станет спать, на страже тот, когда
Его избраннице грозит смертельная беда».
И сердится, и сетует, мешая скорбь и гнев,
Могилы матери своей от слез не разглядев.
«Влюбленный, если даже спит, услышит легкий хруст,
Во сне от ветра отличит дыханье милых уст.
А ты? И чем сразишься ты с врагами наяву?
Не из косы ль моей совьешь тугую тетиву?
Где лук твой звонкий? Где твой конь? Где твой булатный нож?
Как — безоружный — лань свою от недругов спасешь?» —
«Хаджезарэ!» —
кричит отец, ища ее в горах,
И сердце девушки стеснил неодолимый страх.
«Спи, милый, — шепчет. — Крепче спи, не то всему конец!
Тебя на части разорвет жестокий мой отец.
Пускай на брачную постель я лягу без любви,
Пускай умру я поутру, но только ты живи!
Спи, спи...»
И клонится к цветам, как будто гладит их,
И падают к его ногам две бабки золотых.
Так, не коснувшись милых губ, желанью вопреки,
На зов отца Хаджезарэ спустилась в дол тоски.


5

Блистая, солнце поднялось над сединой вершин.
Открыл глаза Сиаманто и видит — он один.
Две бабки золотом в траве блеснули перед ним,
Он взял их и спустился в дол, отчаяньем томим.
«Я долго ждал Хаджезарэ, и впал я в забытье, —
Старухе, плача, он сказал. —
Проснулся — нет ее.
Ужель обманщица она? Молю, ступай к ней вновь.
Как пташка малая в гнезде, подстрелена любовь.
Возьми две бабки золотых. Я их нашел меж трав».
Игрушки старая берет, их тайну разгадав.
«Она была, Сиаманто, с тобою в эту ночь,
Но увидала — ты заснул, и убежала прочь.
А бабки бросила в траву, за оскорбленье мстя.
Ведь эти бабки говорят, что ты еще дитя,
Не сокол, не отважный муж, и что тебе под стать
Не воевать и не любить, — с мальчишками играть.
Не сердце у тебя в груди, а недозрелый плод.
Она права, Сиаманто. Кто любит — не заснет.
Спроси у сердца своего: ты сам себе не лжешь?
Не так, не так в былые дни любила молодежь.
Да, было время... Но себя расхваливать смешно.
Где смоль тяжелых кос моих? Они белы давно.
Как лук, согнулся стройный стан. Старуха я сейчас.
Бывало, семь ночей подряд я не смыкала глаз,
Любимого, бывало, жду в смятенье и в огне.
А сколько юных удальцов вздыхало обо мне.
И вот — присватался ко мне жестокий Зарех-бек,
Но пощадил меня отец, не загубил мой век.
Любовь дороже тучных стад и золота ценней».
«Твои слова — мои слова. Будь матерью моей».
«Что — мать? Когда б ты возвратить возлюбленную мог!»
«Ушла... Разгневалась она!..» —
«А впредь не спи, сынок.
Любовь и счастье променял ты на короткий сон.
Охотник, упустивший дичь, какой охотник он?
Нет, настоящая любовь не дремлет никогда.
Не так, не так любили мы в минувшие года!»
И покраснел Сиаманто и названую мать,
Одной мечтою одержим, стал страстно умолять:
«Пред очи звездные ее в последний раз предстань.
Скажи: скорбит охотник твой, оплакивая лань»,


6

И весть от милой принесла старуха дотемна,
И эта весть как поцелуй была для чабана.
Сказала так Хаджезарэ: «Когда в его груди
Горит по-прежнему любовь, скорей к нему иди,
Скажи: один остался день, и есть один исход, —
Наутро Азиз-бек меня венчаться повезет,
Так пусть прискачет на коне, пусть не щадит коня,
Пусть наяву, а не во сне похитит он меня!
Лети ко мне, Сиаманто, да не засни опять.
Не дарит счастья нам никто, придется счастье взять!»









Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Смотреть армянские фильмы онлайн на сайте SamaraHay:

Новости Самары

30 Май 2018 12:11

«Самара присоединилась к Всероссийской п…

С 30 мая до 31 августа 2018 года в рамках...

16 Мар 2013 08:46

Тридцать человек в масках разгромили каф…

Тридцать человек в масках разгромили кафе в Самаре

Около 30 человек в масках в пятницу вечером зашли в...

09 Мар 2013 18:29

В аварии погиб вице-президент самарской …

В аварии погиб вице-президент самарской федерации бокса Анатолий Абрамов

Вместе с вице-президентом федерации бокса Самарской области Анатолием Абрамовым в...

Армянские новости

17 Мар 2013 18:06

В США пройдет 21-ый Александрийский армя…

В США пройдет 21-ый Александрийский армянский фестиваль

В городе Александрия американского штата Виргиния 1 июня 2013 года...

14 Мар 2013 17:03

Скончался поэт-сатирик Арамаис Саакян

Скончался  поэт-сатирик Арамаис Саакян

Скончался известный армянский поэт-сатирик, бессменный редактор сатирического журнала «Возни» Арамаис...

09 Мар 2013 17:49

Комиссия Ай Дата США обратилась с призыв…

Комиссия Ай Дата США обратилась с призывом в армянской диаспоре Америки

Комиссия Ай Дата США обратилась с призывом в армянской диаспоре...

Новости спорта и культуры

13 Мар 2017 13:18

Челси и Манчестер Юнайтед сыграют 13 мар…

Челси и Манчестер Юнайтед сыграют 13 марта в рамках кубка Англии

В понедельник в Кубке Англии состоится интересное противостояние, в котором...

12 Мар 2017 09:22

Амкар сыграет с Зенитом 12 марта в рамка…

Амкар сыграет с Зенитом 12 марта в рамках 19-го тура чемпионата России

Воскресная программа 19-го тура чемпионата России откроется матчем в Перми....

02 Май 2013 19:43

Премьера фильма «Меня зовут Виола»

Премьера фильма «Меня зовут Виола»

Знаменитый армянский режиссер Рубен Кочар очень скоро представит скандальный фильм...

Новости SamaraHay

22 Июн 2017 14:17

Рецепты для мультиварки и мультипекаря R…

Открылся новый интересный сайт, посвященный рецептам для мультиварки и мультипекаря...

26 Дек 2015 14:25

Увлекательная электроника - Զարմանահրաշ …

Увлекательная электроника - Զարմանահրաշ էլեկտրոնիկա

Автор проекта "SAMARAHAY" создал новый проект «Видеоблог радиолюбителя». Проект посвещен...

29 Май 2015 21:47

Все о мобильном банке Сбербанка

Все о мобильном банке Сбербанка

С развитием банковских технологий управлять своими вкладами, кредитами и счетами...

Последние комментарии

Мы "Вконтакте"

Случайные рецепты

Баранина со шпинатом

Баранина со шпинатомМякоть баранины нарезать кубиками и обжарить на масле....

Гозинах

ГозинахВскипятить мед с сахаром, всыпать в сироп очищенные, мелко нарезанные...

Цыплята тапака

У подготовленных цыплят отрезать лапки ниже коленного сустава, затем разрезать...

© 2011 «SamaraHay» - информационно-развлекательный портал для самарских армян. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам. Все вопросы по рекламе на сайте можно обсудить по телефонам: +7-908-388-16-75, +7-908-388-17-00, E-mail: samarahay@yandex.ru

О проекте | Контакты | Об использовании информации сайта | Пользовательское соглашение | Наши баннеры | Карта сайта