СИАМАНТО И ХАДЖЕЗАРЭ - ГЛАВА ПЕРВАЯ

Индекс материала
СИАМАНТО И ХАДЖЕЗАРЭ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ГЛАВА ВТОРАЯ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Все страницы

ГЛАВА ПЕРВАЯ


1

Косматой буркой тьмы ночной окутался Сипан,
В тот час, когда Сиаманто разбил пастуший стан,
Под грубым войлочным плащом забылся крепким сном,
А ветер песню пел, как мать, над спящим чабаном.
И месяц, трепетный, как лань, покинул облака,
И шею вытянул — воды испить из родника.
Но испугался, отбежал и спрятался во тьму.
Не показался ли чабан охотником ему?
А между тем чабан во сне сбегал с уступов скал,
Ему дорогу к роднику шиповник уступал.
Вдpyr видит — молодая лань скрывается в кустах,
И в сказочных ее глазах — доверчивость и страх.
Но — чудо! — в девушку пред ним преобразилась лань.
«Оставь свой лук! Я жизнь твоя. Не убивай, не рань!»
Упал на землю звонкий лук и тонкая стрела.
«Какой дорогой ты ко мне, красавица, пришла?»
«Я шла дорогою любви», — она ему в ответ,
И, с пальца сняв, дает кольцо, как верности обет.
И он, как верности обет, дает свое кольцо,
Целует милую свою и смотрит ей в лицо.
И мнится: он с кольцом вручил судьбы своей звезду.
И шепчет:
«В горы, на луга тебя я поведу!»
И хочет молодой пастух любимую обнять,
Но слышит он хрустальный смех — и лань пред ним опять.
Взметнулась, бросилась бежать, исчезла между скал...
Рванулся вслед Сиаманто, споткнулся и упал,
Споткнулся, и проснулся, и — увидел звезды он,
И веки снова он смежил, и снова — тот же сон.
Предстала милая ему и сгинула тотчас,
Семь раз ловил он эту лань, семь раз терял из глаз,
Семь раз он видел тот же сон, все тот же сон семь раз...

Во сне обманывают нас любовные мечты,
Но если сбудется твой сон, то дважды счастлив ты!


2

Пылающего солнца шар из дымных ванских вод
Авахорик-гора берет и на плечо кладет,
Потом его несет Вараг, а после Цовасар
Берет на мощное плечо красногорящий шар.
Затем сменяет их Арнос, и так же в свой черед
Сияющую эту кладь Гргуру отдает.
Доносят до Сипан-горы. И на Сипан-горе
Оно горит, — земля внизу алеет на заре.
У ванских вод, как богатырь, покинувший ночлег, —
Сипан, и на его плечах, как полотенце, снег.
Вокруг порхает ветерок и свищет птицам в лад,
И скалы бурые у ног, как буйволы, лежат.
Осыпан утренней росой лугов цветной ковер...
Открыв глаза, Сиаманто спросил у скал и гор:
«Куда умчалась лань моя? Где мой чудесный сон?
Моя любовь, с которой я навеки обручен?
Как сжался детский рот ее, когда схватил я лук:
«Не убивай! Я жизнь твоя», — и убежала вдруг.
А где заветное кольцо, которое во сне
Она сняла с руки своей и подарила мне?»
И горько усмехнулся он, отару вверх погнав.
И, точно дети на лугу среди цветов и трав,
Ягнята разбрелись кругом, затеяли игру,
И влажной свежестью земля дышала поутру.
И зачерпнул воды пастух, склонясь над родником,
И отразил его лицо зеркальный водоем,
Как будто солнца смуглый лик был повторен водой,
И зазвенел хрустальный смех русалки молодой.


3

Сюда, к подножию горы, в заветный день весны,
Как лани, девушки спешат, обычаю верны,
И поверяют роднику под звон его струи
Свою любовную тоску, желания свои.
По горло лебединое
наполнит он кувшин.
Все тайны их любовные
он ведает один.


4

Отара по Сипан-горе широко разбрелась.
В тени скалы Сиаманто сидит, облокотись,
Глядит, как девушки идут с кувшинами в руках,
И розы юности цветут на смуглых их щеках.
Нарядами их яркими по край озарена
Долина, словно радугой...

И говорит одна:
«Ты, заветный мой родник!
Ты, приветный мой родник!
О, когда б к моей подушке
Мой возлюбленный приник!
Не по сердцу мне старик!
Пусть горит в огне старик!
Не седого —
молодого
Приведи мне, джан-родник!»
Вздохнул пастух Сиаманто, и сон припомнил свой,
И взял свирель, чтобы созвать овец на водопой.
А может статься, и затем он в руки взял свирель,
Чтоб сердце девичье вдали откликнулось на трель.
Пленительно и сладостно звучал его призыв.
Притихли овцы, пастуха покорно окружив.
Не трогая травы, стоят, в глаза ему глядят,
И словно в плен взяла свирель резвившихся ягнят.
А два барана, что пред тем сошлись, как два врага,
Забыли гнев, разъединив могучие рога.
Покуда спорила свирель с журчанием ключа,
С горы сбежали овцы вниз, копытцами стуча,
Воды студеной напились и повернули вспять,
Едва поднес Сиаманто к губам свирель опять, —
Опять напев его течет с горы, как дикий мед,
Ягненок, отыскавший мать, он к сердцу мягко льнет...
Звенит свирель, поет свирель, томления полна.
Отара движется, клубясь, как за волной волна.
С губами разлучив свирель, с горы взглянул пастух,
И сердце сжалось у него и захватило дух.
У родника — красавица из памятного сна...
Нет, не она, та — сном была... Нет, это не она!
А девушки над родником склонялись тростником.
И пела каждая из них о суженом своем:

«Полдневного солнца луч
Дрожит в роднике.
Желанный, приди, не мучь!
Сгораю в тоске.

Возлюбленный мой, явись!
Приди хоть на миг!
Уста мои запеклись,
А ты — как родник.

Мой сокол, моя беда,
Приблизься ко мне!
Во сне ты со мной всегда,
Всегда во сне!»
Взволнован был Сиаманто призывной песней той,
А девушки глядели вверх, сверкая красотой,
Не поглядела лишь одна, закутанная в шелк.
«Суровой кажется она. И не возьму я в толк —
Такою ли была во сне луна мечты моей,
Красавица — всех роз алей и лилий всех белей?
Зачем не кажет мне лица та, стройная, ч шелку?
Смущенье прячет от меня, веселье иль тоску?
Стоит, потупясь, у ключа, не подымает глаз.
Сняла бы свой кувшин с плеча, взглянула бы хоть раз! —
И в сердце у него кипит нетерпеливый хмель.
— Взгляни! Взгляни!» —

И он берет певучую свирель,
Чтоб девушка свое лицо явила, не тая.
Играй, играй, Сиаманто! Здесь жизнь и смерть твоя!
И хочет он в свирель вдохнуть свой затаенный стон
И незнакомке рассказать свой семикратный сон.

«Ты девушкой была во сне,
На скалы ты звала во сне,
Ты ланью резвою была
И в плен меня взяла во сне.

Я ото сна восстал во сне,
Тебя я обнимал во сне,
Поцеловал тебя средь скал.
Мне сон судьбою стал во сне».

Он большей страсти никогда вдохнуть в свирель не мог,
И золотым ключом открыл души ее замок.
Когда ж свирель к его ногам упала, как слеза,
Все девушки на пастуха вновь подняли глаза,
Уже не властные свое осилить забытье,
И мнилось каждой: на горе — возлюбленный ее.
Когда ж пред ними колдовской рассеялся туман,
То каждая над родником склонила гибкий стан.
И только та, в шелку, одна кувшина не сняла
И, песней заворожена, к воде не подошла,
Но вверх взглянула... И глаза сверкнули, как мечи.
Не Ванское ли озеро так светится в ночи?
Не это ли поистине живой воды купель?!
Войдет в купель январь седой, а вынырнет апрель...
Она, — как деревцо весной, — стоит над родником,
Два артаметских яблока под шелковым платком,
Стан — словно шея лебедя зеркальных ванских вод, —
Кто обовьет его рукой — бессмертье обоймет.
Но крепко стягивает стан узорчатый кушак,
Чтоб эту крепость невзначай не взял коварный враг.
Лицо ее — как молоко и розы на заре.
Такою увидал пастух свою Хаджезарэ.
Хаджезарэ — Сиаманто — что солнце и цветок.
Трепещет девушка, попав, как горлица, в силок.
Он глаз не в силах отвести от милого лица.
Без слов клянутся в верности их юные сердца.
Спросил Сиаманто, смеясь, хоть и горел в огне:
«Не ты ли, девушка, во сне являлась ланью мне?
Когда и впрямь я угадал, и вправду было так,
Дай мне тогда воды испить, пусть это будет знак»,
Она сняла кувшин с плеча и, как побег плюща,
Всем телом тянется к нему, в смущенье трепеща.
И, трепеща, берет пастух кувшин из тонких рук,
Боясь, что «обознался ты!» она промолвит вдруг.
«Мне снилось: ты — стрелок, я — лань.
Так суждено судьбой,
Чтоб не во сне, а наяву мы встретились с тобой».
Сказала — точно ветерок спорхнул с вишневых уст,
Так нежит песней соловей любимой розы куст.
Сказала — и скользнула вниз и к роднику идет.
А сердце рвется из груди, как птица из тенет.
«Водой любви не утолить, уж лучше мы уйдем!» —
Смеясь, подружки говорят:
«Останься с ним вдвоем!»

У студеного ключа
Никнет яблонька, шепча.
«Ах, любви хмельная влага
И сладка и горяча!

Ты обет ключу дала,
Косы туго заплела.
Хвать-похвать — свирель пастушья
Сердце в горы увела».

Свои кувшины девушки уносят, щебеча,
И только лань-Хаджезарэ осталась у ключа;
Хоть и наполнен до краев ее кувшин давно,
В кувшине этом не вода — любовное вино.
Опомнилась и, поглядев испуганно вокруг,
Легко скользнула за толпой смеющихся подруг.
Им вслед чабан Сиаманто глядел до той поры,
Пока не заслонило их плечо Сипан-горы,
А ветер кудри чабану ерошил, теребя.
Несносный ветер, перестань, ему не до тебя!
Поет свирель Сиаманто, и капли сладких слез
Украдкою роняет в дол морщинистый утес.


5

Снега с чела Сипан-горы не сходят круглый год,
Все жарче сердце чабану любовный пламень жжет.
«Нет, старый бек не столь жесток, чтоб нам разбить сердца,
Пойду, в селение спущусь, молить ее отца».
Пришел к хозяину чабан, снял бурку и кинжал,
Смиренно к сердцу своему ладонь чабан прижал.
«Что скажешь мне, Сиаманто, зачем пустился в путь?
Уж не с отарой ли беда? Иль просишь что-нибудь?»
«Все хорошо у нас в горах, но я не утаю,
Что худо сердцу моему. Отдай мне дочь свою!»
«Как ты сказал? —
воскликнул бек.
— Да ты сошел с ума!
И впрямь к волкам, почуяв смерть, коза идет сама!
С чем ты пришел? Ты нищ и гол. Ступай отсюда прочь!
Не меньше тысячи овец я требую за дочь.
Сам именитый Азиз-бек заплатит мне калым —
Отборных тысячу овец! Я сговорился с ним».
«О, пощади! — сказал чабан. — Хаджезарэ во сне
Взяла себе мое кольце, свое — вручила мне».
«Какие кольца! — крикнул бек и обнажил кинжал,
Но воли гневу своему он потому не дал,
Что услыхал он легкий шаг: как чуткая газель,
Скользнула к двери дочь его и заглянула в щель.
И прикусил отец язык, догадкой потрясен,
И приказал он пастуху:
— Ступай отсюда вон!
Ты о моей Хаджезарэ и говорить не смей!
Сгинь, безрассудный, как стрела в горах среди камней,
Не для тебя, хоть ты и смел, растил я эту лань.
Ступай! О дочери моей и думать перестань!»
«Нет, мне моей Хаджезарэ не позабыть вовек!»
«Ты говоришь — не позабыть? — как барс, взъярился бек. —
Тогда в родимой стороне тебе не жить, чабан.
Сипан покинешь, Цовасар и полноводный Ван.
Ступай, презренный человек! Не забывай о том,
Что не роднится знатный бек с ничтожным пастухом!».


* * *

И в тот же день другой пастух отару бека пас.
На синий Ван Сиаманто глядел в последний раз,
Поет послушная свирель все горше, все нежней,
И точит слезы изо всех семи своих очей.

Отец мой, Сипан, прощай,
И матушка, Ван, прощай!
Вовек не забуду вас.
Пастуший мой стан, прощай!

Ярится бек — все равно
Случится, что суждено.
Навесь на двери замок, —
Кто любит — уйдет в окно.

На голову Сипан-горы осенний пал туман,
Когда покинул склон ее Сиаманто-чабан.


6

Скорбит чабан Сиаманто, один в чужом краю,
Оставив с коршуном-отцом любимую свою.
В селенье старый Зарех-бек увещевает дочь:
«Развеселись, Хаджезарэ. Что хмуришься, как ночь?
Не сердце — разум и расчет к довольству нас ведут. —
И вешает на шею ей тяжелый изумруд. —
Ты знаешь, Азиз-бек давно от нас ответа ждет.
Его стада — что частый лес, казне — потерян счет».
И в сердце у Хаджезарэ погас надежды луч,
Она трепещет, словно лист:
«Оставь, отец, не мучь!
Когда б он золотом устлал всю землю предо мной,
То и тогда бы не назвал меня своей женой.
А пастуха Сиаманто не прогоняй, отец.
При нем ни разу серый волк не уносил овец,
И не пытался вор угнать овец твоих, не то
Вернула бы отару вспять свирель Сиаманто.
О, возврати его, отец! А я тебе клянусь,
Что если кликнет он меня, и то не оглянусь».
«И слезы и мольбы твои пойдут ему не впрок.
Гляди-ка, чтобы алый твой не почернел платок».
«О нет, останется платок июньских роз алей.
Верни его, не гневайся и дочку пожалей».
Но сердце коршуна-отца молчит, окаменев,
И жалобы Хаджезарэ в нем будят только гнев.
«Я думать запретил о нем, так помни мой запрет,
Иль проклянет тебя отец. Страшней проклятья нет.
Чабан твой, как нечистый дух, скитается средь скал,
На беков точит свой кинжал, — разбойником он стал. —
И разжигает Зарех-бек потухший свой кальян. —
К лицу ль курдянке жениха искать среди армян».
«Отец, отец, его ко мне обратно призови,
Пусть напоит мою весну река его любви.
Отец, верни Сиаманто, не то всему конец.
За кровь мою, за жизнь мою ты хочешь взять овец».


7

От сна Хаджезарэ встает с заплаканным лицом.
Все тот же сон: Сиаманто приходит за кольцом.
Но все же, хоть во сне он с ней, и дня отрадней ночь,
А белым днем Хаджезарэ уже совсем невмочь.
И чувства хочет побороть, и память обмануть:
Мол, разлюбила, пусть ему сюда заказан путь...
А масло примется сбивать — забудется, грустя,
И грезит: в люльке перед ней — его любви дитя.

«Слышен сердца страстный стук.
Грудь моя — прекрасный луг.
Полно спать на твердом камне.
Приходи, несчастный друг!»
Ягненка на руки возьмет, к груди прижмет, и вот
Беспомощная, как дитя, и плачет и поет:

«О белоснежные мои,
Ягнята нежные мои,
Скитальца ждете вы со мной.
О неутешные мои!

Родная ванская волна,
Седая ванская волна,
Скитальца ты со мною ждешь,
Рыдая, ванская волна.

Моя нагорная тропа,
Крутая, торная тропа,
Скитальца ты со мною ждешь,
От горя черная тропа.

И ты, высокий мой Сипан,
Каменнобокий мой Сипан,
Со мною ты скитальца ждешь,
Туманноокий мой Сипан.

Вспоивший лозы, мой родник,
Взрастивший розы, мой родник,
Со мною ты скитальца ждешь
И точишь слезы, мой родник...»
Но от любимого ручей привета не принес,
Течет он, словно из очей потоки горьких слез,
Как будто милый слезы льет, пробравшись к ней тайком,
И целый день Хаджезарэ стоит над родником.









Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Смотреть армянские фильмы онлайн на сайте SamaraHay:

Новости Самары

30 Май 2018 12:11

«Самара присоединилась к Всероссийской п…

С 30 мая до 31 августа 2018 года в рамках...

16 Мар 2013 08:46

Тридцать человек в масках разгромили каф…

Тридцать человек в масках разгромили кафе в Самаре

Около 30 человек в масках в пятницу вечером зашли в...

09 Мар 2013 18:29

В аварии погиб вице-президент самарской …

В аварии погиб вице-президент самарской федерации бокса Анатолий Абрамов

Вместе с вице-президентом федерации бокса Самарской области Анатолием Абрамовым в...

Армянские новости

17 Мар 2013 18:06

В США пройдет 21-ый Александрийский армя…

В США пройдет 21-ый Александрийский армянский фестиваль

В городе Александрия американского штата Виргиния 1 июня 2013 года...

14 Мар 2013 17:03

Скончался поэт-сатирик Арамаис Саакян

Скончался  поэт-сатирик Арамаис Саакян

Скончался известный армянский поэт-сатирик, бессменный редактор сатирического журнала «Возни» Арамаис...

09 Мар 2013 17:49

Комиссия Ай Дата США обратилась с призыв…

Комиссия Ай Дата США обратилась с призывом в армянской диаспоре Америки

Комиссия Ай Дата США обратилась с призывом в армянской диаспоре...

Новости спорта и культуры

13 Мар 2017 13:18

Челси и Манчестер Юнайтед сыграют 13 мар…

Челси и Манчестер Юнайтед сыграют 13 марта в рамках кубка Англии

В понедельник в Кубке Англии состоится интересное противостояние, в котором...

12 Мар 2017 09:22

Амкар сыграет с Зенитом 12 марта в рамка…

Амкар сыграет с Зенитом 12 марта в рамках 19-го тура чемпионата России

Воскресная программа 19-го тура чемпионата России откроется матчем в Перми....

02 Май 2013 19:43

Премьера фильма «Меня зовут Виола»

Премьера фильма «Меня зовут Виола»

Знаменитый армянский режиссер Рубен Кочар очень скоро представит скандальный фильм...

Новости SamaraHay

22 Июн 2017 14:17

Рецепты для мультиварки и мультипекаря R…

Открылся новый интересный сайт, посвященный рецептам для мультиварки и мультипекаря...

26 Дек 2015 14:25

Увлекательная электроника - Զարմանահրաշ …

Увлекательная электроника - Զարմանահրաշ էլեկտրոնիկա

Автор проекта "SAMARAHAY" создал новый проект «Видеоблог радиолюбителя». Проект посвещен...

29 Май 2015 21:47

Все о мобильном банке Сбербанка

Все о мобильном банке Сбербанка

С развитием банковских технологий управлять своими вкладами, кредитами и счетами...

Последние комментарии

Мы "Вконтакте"

Случайные рецепты

Марочные коньяки

Марочные коньякиМарочные коньяки отличаются друг от друга составом, сроками выдержки...

Тыал с картофелем

Тыал с картофелемКартофель промыть и отварить в кожуре, репчатый лук...

Свинина жареная с айвой

Свиную корейку нарезать на порционные куски весом 130 - 150...

© 2011 «SamaraHay» - информационно-развлекательный портал для самарских армян. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам. Все вопросы по рекламе на сайте можно обсудить по телефонам: +7-908-388-16-75, +7-908-388-17-00, E-mail: samarahay@yandex.ru

О проекте | Контакты | Об использовании информации сайта | Пользовательское соглашение | Наши баннеры | Карта сайта